Интервью, опубликованное в журнале «Человек. Культура. Город»

МИХАИЛ ТРОФИМОВ. ПОЭТИЗИРУЮЩИЙ АНЕКДОТЫ…

Он сделал то, что прежде никто не делал - что вылилось в новое литературное направление. Основанное сразу на двух, казалось, несовместимых жанрах – поэзии и анекдоте, оно уже вызвало всплеск читательского интереса и с каждым днём обретает новых поклонников. Автор дал своему сборнику весёлое, чуть легкомысленное название - «Анекдоты рифмоплёта»; на самом же деле, за ощутимой легкостью стихосложения и внешней непринуждённостью текстов кроется серьёзная, отлично проделанная работа. Об этом свидетельствуют восторженные отклики коллег: «Поэтически выраженный анекдот вызывает новые ассоциации, новую образность, а персонажи и ситуации становятся более конкретными и узнаваемыми в интерпретации рассказчика, каковым предстаёт автор этого сборника» - чего, к примеру, стоит уже одно такое авторитетное мнение писателя Аркадия Арканова! Поэт Валерий Краснопольский был более краток: «То, что делает этот автор – просто классно!»

Он экспериментирует в разных стихотворческих манерах; в его произведениях можно ощутить влияние древних славянских былин и традиции британского лимерика, мотивы советских песен и отголоски творчества таких столпов русской литературы, как Крылов, Пушкин, Некрасов, Есенин, Пастернак. Не менее серьёзно он подходит к описываемым событиям и их участникам, безошибочно передавая обстановку – природу, окружающий быт. И язык действующих лиц – будь то чистейшая украинская «мова», просторечный говор старушек на лавочке, неповторимые одесские интонации, «горячие» южные акценты, или распевная речь «наших северных соседей». Прямая речь его произведений всегда наполнена лёгкой иронией, но сам автор настолько деликатен к своим героям – даже по сравнению с первоначальным вариантом анекдота, что заподозрить его в насмешке и неуважении к кому бы то ни было – невозможно. Кто же он? Представляем: Михаил Трофимов – журналист, литератор, колумнист, продюсер. И, конечно, неуёмный экспериментатор. Человек, …поэтизирующий анекдоты.

- Михаил Владимирович, достал у знакомых и прочёл Вашу книгу - получил удовольствие; узнаваемый анекдот, да ещё рассказанный в стихотворной манере – это свежо и нестандартно. Как Вам пришла идея связать воедино эти две настолько разные литературные формы?

- Внезапно. Я никогда не впускался в рассуждения: «А не выдумать ль мне новый жанр…», - как поётся в песне. И не задавался подобной целью - на разного рода хобби и, в том числе, и литературные экзерсисы, времени не было. Начинались «лихие 90-е»: прилавки были пустые, народ раздражённый, в стране царило всеобщее уныние. И на фоне этой беспробудной серости во мне взыграл творческий азарт: «Что, если «в одном флаконе» смешать стихотворение и анекдот? Удастся ли при этом оставить анекдот анекдотом – с его фабулой, интонациями, но вместе с тем раскрасить его поэтическими образами, сделать историю ещё более развёрнутой? А, значит, более смешной – ведь, в конечном счёте, смех оставляет людям какую-то надежду, помогает им выжить». Для постановки такого «опыта» выбрал популярный в те годы анекдот: «всё своё у меня при себе»; в эпоху тотального дефицита он выглядел как нельзя актуально. Получилось забавно; прочитал друзьям. Трогательная история про Ворону и Корову вызвала у них неподдельный хохот и одобрительные возгласы: «Хотим ещё!» Мне подумалось: «Значит, не мне одному это интересно!..» И пошло-поехало; всё новые анекдоты стали облачаться в стихи; с тех пор - за 20 лет материалов набралось на целую книжку…

- А как называется Ваш жанр?

- Самое смешное, что точно этого пока никто не знает - определения «анекдоту в стихах» ещё не придумано. В общем, «смех сквозь рифму»… Впрочем, наука не стоит на месте (улыбается…). К слову, провозглашать жанр «моим» было бы не совсем корректно – ведь наверняка, как это обычно бывает, в мире что-то подобное делалось…

- Но Вы сами как называете собственное детище?

- Мне ближе всего обозначение: «басни», хотя то, что я делаю - не совсем басни в классическом понимании. Но басню классическую и мою роднит очень многое: стихотворная форма, раскрываемое в финале юмористическое содержание. Только в отличие от первой, где финальная фраза является назиданием - «моралью», в моей басне финальная реплика, заставляющая людей живо реагировать – просто кульминация сюжета, как правило, лишённая всяческих сатирических подтекстов. Кстати, первый из моих стихотворных анекдотов, уже упомянутый, своим началом: «Раз сидела Ворона на ёлке…», согласитесь, очень напоминает хрестоматийную басенную классику.

- Верите, что когда-нибудь на вступительных экзаменах в театральные вузы, наряду с классическими баснями, абитуриенты будут читать и Ваши, а «крылатые фразы» из них разойдутся на цитаты?

- Почему бы и нет? Пожалуй, это – мечта любого баснописца… Вообще, никогда не задумывался, чтобы прославиться подобным образом; меня больше занимало другое: как назвать то, чем я занимаюсь? Какое-то время витала шальная мысль: называть свои анекдоты «баснями без морали»; слава Богу, она быстро улетучилась – такое сочетание могло быть растолковано, как «аморальность». На самом же деле, уж чего-чего, а морально-этического в них хватает... В общем, чтобы не вводить читателей в заблуждение, термин «басни», применительно к своим рифмосплетениям, я оставил «для служебного пользования». Если литературоведы всё же не найдут достойного определения анекдоту в стихах, я сам что-нибудь придумаю, или объявлю на своём сайте конкурс на лучшее определение этому жанру. Кстати, скоро сайт начнёт работу, он называется: www.mihailtrofimov.ru, и на его страницы я приглашаю всех.

- По какому принципу Вы отбирали анекдоты для книги?

- Анекдоты должны отвечать нескольким принципиальным требованиям. На мой взгляд, им необходимы яркость и выразительность, остроумие и отсутствие пошлости. Ещё они не должны быть привязаны к конкретным историческим лицам, а также к вымышленным героям литературы, кино и мультфильмов - ведь существует понятие «авторских прав». Отсюда только собирательные образы – типичные представители того или иного социума, той или иной этнической группы: с характерными только для них отличиями – но подчёркнутыми максимально дружелюбно. Я люблю своих героев; посему даже отрицательных персонажей я старался изобразить немножко добрее и обаятельнее. Также эти требования продиктованы уважением к читателям; их-то, за что обрекать на скабрезные шуточки и выраженьица?

- Но если они как раз этого ждут от анекдота?

- О, тогда это не ко мне, это - по другому адресу. Тогда – айда, на книжные развалы, где по «рупь» за штуку распродают разнокалиберное постсоветское чтиво с похабными анекдотами и такими же рисунками. Но, по моему, читатель вдоволь накушался подобной «пищей для ума» - поэтому сегодня этим «фолиантам» грош цена.

ВЕРНУТЬСЯ
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ

Использование материалов данного сайта разрешается только при наличии активной ссылки на источник.
карта сайта

Copyright © 2011. All rights reserved
E-mail:mihailtrofimov@list.ru
Создание сайта: igorlvov.ru